*   *   *

Заядлым удильщикам,

сынам Мише и Жене

Косой мысок и дубнячок на взгорке.

За рогозою быстрина светла.

Какие ж там ходили красноперки!

Закинуть не успеешь — повела.

На тиховодье шевелились листья.

Лишь притаись — удилище в дугу.

Одна другой, хитрюги, золотистей.

А сибили — что косы на лугу.

И не заметили, ловя с рассвета,

Как потемнела к вечеру река,

Как стало замолаживать и где-то

Сверкать и погромыхивать слегка...

Упала капля ледяная. Мошки

Вдруг сникли. Полыхнуло у леска...

И крупный дождь — как пуговки гармошки:

Залопотал,

Запрыгал,

Заплескал.

Шалаш набили сеном до макушки.

Шумела ночь, от молнии бела.

Но хорошо, что, хоть пали из пушки,

Команда босоногая спала,

Вдыхала сушь покоса... А снаружи

Как будто бы разверзлась высота...

А утром:

Колеи — сплошные лужи.

Земля черна, как никогда, сыта.

Мы, как по небу, ехали в телеге —

И синяя гроза под колесом.

Боялся с тучи оступиться Пегий.

А самому меньшому — снился сом.

Авторизация

×